Город Грехов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Город Грехов » Кафе "Focolaio" » Квартира «Focolaio» Роксаны Мур


Квартира «Focolaio» Роксаны Мур

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Миниатюрная, аккуратная и всегда чистая квартира на втором этаже здания, в котором располагается кафе «Focolaio», занимающее помещение этажом ниже. Вход отдельный со двора, с пристроенной лестницей. Домофон. Квартира  оснащена звукоизоляционными стенами и окнами. Восточная стена гостиной, сообщается с кабинетом Роксаны. Гостиная оборудована мини-баром и небольшим электрическим камином. Отсюда  ведут несколько дверей на кухню, спальню и  улицу. Кухня вмещает в себя все самое необходимое: плиту, печь- СВЧ, стол с четырьмя стульями, шкафчики с кухонной утварью и полным набором посуды на четыре персоны, небольшой холодильник с морозилкой, дымовой сигнализацией. Спальня выполнена в светлых молочных тонах, помогающие расслабиться и отдохнуть после тяжелого дня, согревая в холодные вечера, охлаждая в знойную жару. В отходящем эркере расцветает мини-сад, где расположившись в мягком кресле, отодвинув плотные солнечные занавески, можно полюбоваться на речку, протекающую под самым окном. Из спальни  вторая дверь ведет  в ванную в  каменной  песочного цвета оправе. Здесь имеется все для комфорта: белоснежная ванная с набором ароматических масел, стоячий душ, раковина, вклиненная в мраморный стол, туалет.
Все электрика и сантехника в хорошем состоянии.

Квартира сдается.
По всем вопросам обращаться по телефону Роксана

0

2

Venice|Aeroporto Marco Polo
31\10\2010 г., 00:30-04:00

Усталость была всюду. Она сочилась и, впитавшись в сам воздух, старалась заполнить собой свободное пространство. Роксана чувствовала ее слабый запах и кисловатый вкус на языке, ощущала на коже и под ней. Усталость была всюду и в то же время была в ней, вязкая, липкая, сковывающая движения мыслей и подвижность членов. Она смыкала глаза и обвивала ноги невидимыми нитями паутины, она же была невидимой спутницей Мур, преследующей тенью, избавиться от которой молодая женщина была не в силах, и Роксана знала о причинах этой странной привязанности. Чтение откровений матери многое расставило по местам и в конец лишило покоя.
Всю обратную дорогу из Венеции в Сагредо Мур пребывала в состоянии полудремы, то открывая, то закрывая глаза, как кошка, и разве что не мурча в такт двигателю. Пробка на парковке у аэропорта, возникшая из-за столкновения двух машин, изрядно потрепала нервы и съела непростительно много времени, за которое они с сеньориной Карделли могли уже добраться до дома, но карты легли другой мастью. Роксана была натянуто спокойна. Выбивая четкий ритм ноготками об автомобильную дверь, она подозрительно вглядывалась в лица сновавших мимо людей. Ее тревожили предчувствия. Но сейчас, когда они неслись по пустынной ночной дороге, тревоги последних дней, навалившиеся на Мур тяжким грузом, словно отступили, и Роксана медленно упивалась этим чувством, глубоко внутри зная, что это краткая блажь, и оттого наслаждаясь происходящим с утроенной силой. Она обняла себя за плечи и чуть повернула голову в сторону от Лоренцо, к окну, за которым царила жгучая итальянская ночь. В стекле автомобильного окна сквозь сон Мур ловила отражение Валентины и незаметно скользила по нему ленивым взглядом, утоляя голод распалившегося любопытства и усмехаясь про себя: заглушить в себе итальянку Карделии была не в силах – природа брала свое, и ей было плевать на белила, краску для волос, линзы и прочие женские уловки, к которым прибегала Валентина.
Роксана снова закрыла глаза, баюкаемая мерным звуком работающего мотора, и погрузилась в свои мысли. Еще в аэропорте Мур заприметила нездоровое любопытство новой знакомой касательно их с братом персон. Гремевшая по Италии певица кидала на них столь пытливые, изучающие взгляды, что впору было думать, что знаменитости в этой компании они. Свое удивления Роксана похоронила в себе и впредь больше не выказывала интереса, предоставив возможность Ленцу развлекать девушку, пока она ограничивалась лишь редкими репликами, нежась в пене нахлынувшего покоя, прерываемого редкими вскриками беспокойного существа на плече певицы.
Их возвращение в родной Сагредо было встречено первыми рассветными лучами. Солнце, словно нехотя, выбиралось из-под одеяла горизонта, сонное, раскрасневшееся, неумытое, озаряя своим по-утреннему свежим светом заскучавшую по нему землю. По прибытии в родное кафе Роксана с помощью брата вышла из машины и возглавила шествие до места будущего проживания сеньорины Карделли, глубоко вдыхая и подставляя светилу свое красивое, немного побледневшее лицо. В последние дни солнца было все меньше, с севера шли тяжелые серые тучи.
- Добро пожаловать, - Мур дважды повернула ключ и распахнула дверь квартиры. – Располагайтесь и чувствуйте себя, как дома.
Роксана подошла к единственному окну гостиной и распахнула его молочно-белые шторы, впуская в помещение утренний свет нового дня.

+5

3

31 октября 2010 года. 00:30-04:00.
Venice|Aeroporto Marco Polo

Примерно часа через полтора-два они, к неимоверной радости Лоренцо, наконец-то выбрались из тихо дрейфующей в водах Адриатического моря Венеции, стремительно оставляя ее золотые огни позади, блекнущие, гаснущие и постепенно растворяющиеся в темноте. Радость, впрочем, близко улетучивалась, по мере того, как время шло, а монотонные, совершенно одинаковые минуты, которые можно было различить лишь по медленному, сонному движению цифр на спидометре, уверенно ползли в сторону утра, бодрости усталому организму Мура отнюдь не прибавляя. Ленц крайне измотанный трудным днем и собственными делами молодости, мечтал поскорее оказаться дома в своей кровати, или хотя бы иметь возможность подремать часок-другой, уютно устроившись на пассажирском сидении, подобно Роксане. Но вместо этого он был вынужден состоять извозчиком при совершенно незнакомой особе, которая мало того что не могла прилететь в Венецию днем, так и еще являлась слишком важной персоной для передвижения на такси, что вызывало в нем немалое раздражение, заставляя ожесточенно вжимать педаль газа в пол, ощутимо превышая максимально допустимую скорость, и хранить гробовое молчание, даже не пытаясь развлекать Валентину Карделли на что, наверное, очень рассчитывала сестра.
Так Муры и доставили гостью в Сагредо: блаженствующая в своей персональной нирване сестра, и злой, сонно-голодный брат. Теперь, казалось, оставался финальный этап: подъехав к кафе, Лоренцо помог выйти из машины вначале Роксане, затем Валентине, втащил на второй этаж вещи певицы, загрузившись, как вьючное животное, чтобы не пришлось возвращаться в квартиру второй раз, замыкая тем самым импровизированное шествие и, свалив все в более-менее аккуратную кучу по ту сторону порога, выдавил:
- Если больше ничего не нужно, я жду в машине.
Предполагалось, что после этой фразы сестра не станет долго нахваливать прелести жилплощади и проводить экскурсию, демонстрируя внутренний уклад, все, от идеальной плитки в ванной, до чудесного вида из окна спальни. Он, по крайней мере, на это очень надеялся.

+2

4

Venice|Aeroporto Marco Polo
дата: 31.10.2010
время: 00:30-04:00

.    Ты с таким интересом смотришь в окно, словно ждешь, что среди мелькающих мимо деревьев появится мерцающий в лунном свете волк. По-детски наивное любопытство, способное вызвать на устах тень доброй улыбки и отпечаток мудрости во взгляде. Ты прекрасно понимаешь, что ничего, кроме ночной мглы и редких оранжевых точек от уличных фонарей, ты ничего не увидишь по ту сторону дверцы машины, в которой, как ты прекрасно понимаешь и это, находятся люди, обремененные твоим визитом и не желающие вести беседу, которую ты, войдя в их положение, не навязываешь, лишь изредка отвечая и комментируя то или иное. Твоя открытая улыбка, застывшая на театрально-очерченных ярким карандашом губах, прекрасно скрывает любопытство, выражающееся в редких взглядах, которые ты кидала то на Лоренцо, то на Роксану. Брат и сестра. Наследники, казалось бы, давно затерявшегося во времени и поколениях дара. Возможно, всего лишь его отголоска, лишь какой-то части, а, возможно, и ничего, кроме фамилии. Тебе это интересно, но не так сильно волнует, как то, что, возможно, именно тебе придется открыть правду не только о городе, но и о родителях этой семьи этим оставшимся в неведении душам. Все в твоих руках…
     Валентина, признаться, не ожидала застать город в блаженной полудреме: когда-то сложилось впечатление и со временем окрепло, что маленькие города живут куда интереснее, чем мегаполисы. Вечные праздники, постоянные гуляния. Сейчас же все замерло в подготовке, не разрывая активностью стелящийся по земле туман. Первые рассветные лучи лениво прорывались сквозь плотную пелену серых облаков. Кинг дремал в клетке, спрятав клюв в перьях и прижав хохолок к голове, не отреагировав на ласковое прикосновение девичьих пальчиков к теплому, чуть подрагивающему тельцу птицы.
     - Благодарю, – поблагодарила Титина, оказываясь в квартире и ставя на ближайший столик клетку с попугаем. – Здесь удивительно…уютно, – вполне искренне заметила певица, обводя квартиру, изученную по фотографиям в Интернете, внимательным взглядом. Оттенок роскоши, ощущение того, что испытываешь в отелях высшего класса, но не дающих того уюта, что витал здесь. То немного дикое ощущение, к которому сложно привыкнуть, проведя все детство едва ли не как аскет. Подойдя вслед за Роксаной к окну, подняла взгляд на небо. - Первый мудрости учился обертываться ясным соколом, другой мудрости учился обертываться серым волком… – задумчиво произнесла Валентина, опуская взгляд на городские улицы. Оборотничество было всегда и везде. Но всегда и везде отношение к нему было разным. Пока древнейшее проклятие или же дар богов не начало вымирать. – Мне крайне неудобно, что я так обременила вас, – заметила девушка, взглянув на усталого юношу, замершего в дверях. Не извинение, с желанием получить прощение, лишь так необходимая искренняя вежливость, которую не могла себе не позволить. – Увидимся вечером на празднике? Или вы предпочитаете не колдовать в столь символический день? – более чем невинный вопрос и такой же невинный, со скрытым любопытством взгляд.
     Кинг встрепенулся и пронзительно крикнул, тут же как-то раздраженно затеребив колокольчик с маленьким зеркальцем, которые венчали основание позолоченного диска с символикой Братства. Дедушка всегда считал это богохульством.

+3

5

Холодное утреннее солнце ласкало своими лучами лицо Роксаны. Мур оперлась бедром о подоконник, вполоборота к следовавшей за ней девушкой, и, ловя каждый блик на своей побледневшей коже, проводила укоризненным взглядом брата. Усталость и голод не оправдывало подобного поведения. Но Роксана все понимала, оставалось надеяться на чуткость Валентины, комплимент который Мур приняла с благодарностью, но восприняла как данность. Уют – то, к чему она всегда стремилась. Сначала инстинктивно, затем более осознанно Роксана училась создавать правильную атмосферу того неуловимого состояние гармонии, баланса внешнего и внутреннего, когда от каждой с любовью подобранной вещи веет теплом. Ощутить этот жар невозможно физически, это намного тоньше, намного сложнее и для большинства в высшей степени непонятно. В родном городе ее считали не от мира сего, и были правы.
- Это магия, - чуть улыбнувшись комплименту, Роксана повернула голову в сторону подошедшей Валентины. – И немного любви.
Но последовавшие за этим слова девушки стерли улыбку с лица Мур и стали причиной появления на ее лбу еле заметной складки, которая, впрочем, тотчас разгладилась, и ничто больше не напоминало о ее мимолетном присутствии. Роксана проследила траекторию взгляда Валентины, но так и не нашла причины, подтолкнувшей певицу к столь неожиданному цитированию.
- У вас чудесный попугай, - Мур тут же двинулась к выходу, в сторону сонной птицы и замерла возле клетки спиной к Карделли, ожидая, что будет дальше.
- Чтобы творить, нет тех или не тех дней, - она не обернулась, изображая пристальный интерес к птице, но произнесла все достаточно громко, чтобы Валентина смогла различить ее слова. - До встречи на празднике, - Роксана направилась к выходу, но, обернувшись, напоследок добавила. - Думаю, вам понравится у нас – Сагредо богат на разные мифы.

Дом Мур

+4

6

Не смотря на обещание терпеливо ждать в машине, Лоренцо по-свойски опустился на один из чемоданов Валентины, с любопытством осматривая гостиную. Подумалось, что так надежнее: если его измученное тело будет то и дело укоризненно маячить у Рокс перед глазами, домой они отправятся гораздо быстрее.
Более детальное изучение комнаты, в которой он был едва ли больше трех раз, включая сегодняшнее утро, поразило и вызвало огромную гордость за сестру. Чувство стиля и деловую хватку у нее было не отнять.
Мур провел рукой по гладкой стене, представляя с какой кропотливостью Роксана, стремясь к идеалу, вносила сюда каждый штрих, каждый новый оттенок, все до последней мелочи. Что и говорить, Валентине Карделли несказанно повезло.
Как он и надеялся, девушки не заставили себя долго ждать. Лоренцо поднялся и, взявшись за ручку двери, собирался уже сказать на прощание одну из банальностей, которые употребляют  приличные люди, но смолчал, огорошенный вопросом Валентины. Если бы не информация, полученная  недавно от Марго, он не придал бы услышанному значения, а так… волей-неволей пришлось по-новому взглянуть и на приезжую особу, и на сестру. Впрочем, Мур уже научился воспринимать без особого удивления самые невероятные вещи, так что сохранить недрогнувшей вежливую улыбку удалось.
- Надеюсь, мы еще увидимся сегодня на главной площади, - адресовав Карделли вежливый кивок, он вышел следом за сестрой, размышляя, что к Валентине следует присмотреться получше. Праздным туризмом здесь явно даже не пахнет.
- И кому же такое волшебное сокровище достанется? – игриво бросил он, захлопывая пассажирскую дверцу. Домой они возвращались храня молчание.         

Главная площадь Сагредо

+2


Вы здесь » Город Грехов » Кафе "Focolaio" » Квартира «Focolaio» Роксаны Мур


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC