Город Грехов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Город Грехов » Пансион » Комната Евы Веньер (2 этаж)


Комната Евы Веньер (2 этаж)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s40.radikal.ru/i088/0807/7d/26f8ee67ef5c.jpg

0

2

Fashion house - Werewolf club - ///
30/10/2010 ночь-утро-день
Дани очнулся где-то в полдень, именно очнулся, а не проснулся, воспоминания о прошедшем вечере какими-то неструктурированными кусками всплывали в голове, путая и так не кристально ясные мысли молодого оборотня. Оглядываться по сторонам не было сил, проспал он от силы пару часов, это явствовало из-за скованности мышц, порождающих полнейшую невозможность пошевелиться, топя все дальше лицо в подушку, из недр которой временами раздавалось нечто схожее с мычанием, свидетельствовавшем о пробуждении мученика и о его тяжкой ситуации в целом и о головной боли в частности. Слепо пошарил рукой по доступной поверхности, на предмет обнаружения чего-то или кого-то способного прояснить ситуацию. Обследование прошло успешно и по левую руку от себя Даниель обнаружил некий объект, скорее живой, чем мертвый, что уже не могло не радовать при дальнейшем пробуждении, на подобный вывод натолкнуло совершенно здоровое тепло чьего-то тела, но на дальнейшие рассудочные припадки Дани оказался не способен и с тяжким вздохом, приглушенным все той же подушкой, на вечно приковавшей его к себе, ограничился лишь осознанием того, что спал не один, что на первом этапе возвращения к жизни уже было достаточно.
Следующим шагом явился отчаянный рывок, позволивший перевернутся на спину и приоткрыть один глаз для обозрения светлых потолочных вершин, которые казались вопиюще светлыми, а потому глаз был снова закрыт, да еще и надежно прикрыт ладонью, чтобы гарантированно отгородить себя от всего светлого, белого и прочего, что резало глаз. А вот что делать дальше оставалось открытым вопросом, ибо четкое воспоминание, уложившееся вчера и зафиксировавшееся в мозгу, что прибыть в Кьоджо он должен к часу, казалось сейчас недостижимой максимой, ибо Лионкур не верил в свою способность шевелиться еще как минимум дня два, что и подсказывало ему его тело, полностью игнорирующее слабые сигналы мозга и остающееся полностью неподвижным.
Лишь рука, спасающая глаза от интервенций дневного света, скользнула, чтобы привычно зарыться в густую шевелюру, где натолкнулась на что-то странное, совершенно не напоминающее ту гриву, что привычно нащупывала на голове, путаясь в бесконечных запутавшихся прядях, которые сейчас казались слишком короткими и неестественными. Легкая настороженность заставила вторую руку присоединиться к исследовательской экспедиции и уже двумя руками вцепившись в свою голову, Даниель с трудом сглотнул, подавив испуганное верещание. В подобном состоянии ему и не могло прийти в голову, что ночью он совершил не запланированный поход в парикмахерскую, но самой трезвой мыслью явилось то, что он переселился в другого человека. Фильмы на эту тему, въедливо вписались в его мироощущение, и сейчас от паники удерживало лишь общее бессилие. Открывать глаза оказалось предприятием бесполезным, ибо удара белого света они не выдерживали более пяти секунд, а заставлять их к нему привыкать было бы слишком жестоко сейчас, оставалось положиться на ожившие руки, предоставив им возможность дальнейшего скорого исследования, после которого выяснилось, что все части тела на месте и вроде не отличаются от родных и любимых, взлелеянных долгими годами самолюбования. Это обстоятельство несколько приободрило и даже позволило прорваться мысли о внезапном желании подстричься, которое он стойко игнорировал на трезвую голову, но которое, видимо, прорвалось под гнетом алкоголя и других опьяняющих веществ, употребленных в целях самоувеселения. 
Шокирующее обстоятельство потихоньку расставляло все на свои места, и тело оживало, готовое к встрече нового дня и новым свершениям. Глаза нкаонец-то оказались способны видеть, чем и воспользовался их обладаетль повернув голову влево и скинув одеяло с мистер Икс, которым, вернее, которой оказалась Ева Веньер.
- Ты что делаешь в моей кровати? - признавать, что провел ночь где-либо еще, кроме родного дома, он не хотел, даже видя перед собой прямые доказательства тому, что обстановка мало напоминает родную берлогу. Упрямство, как всегда, проснулось раньше разума.
Плюс еще и внезапное озарение распахнуло глаза, уподобляя их медным монетам и он в ужасе отшатнулся от девушки, вспомнив о состоянии своих волос: - Это ты сделала!

+4

3

Fashion house - Werewolf club >>>
30 октября 2010 года, ночь-утро-день: «История об одном пробуждении или солнышко мое, вставай»
В книге жизни сон – это безжалостно с мясом вырванные страницы.
Когда идут уже четвертые сутки без сна, мозг начинает медленно умирать, хотя в это отчаянно не хочется верить. А раз верить не хочется, значит, не будем об этом думать. В принципе, считать сон необходимой процедурой тоже не хотелось – поэтому при каждой удачной возможности Ева его исключала. Но иногда организм брал свое. Вот как сейчас, например. Как прошло время после того, как отчаянная четверка молодых оборотней покинула торжественное открытие дома моды, для Евы, наверное, останется загадкой на долгие года. Если, конечно, у кого-нибудь наутро не обнаружится компрометирующих снимков или, что еще хуже, видео о великих похождениях подрастающего или уже выросшего, не важно, поколения. Помнится, Ксандр что-то там промышлял, вообразив себя непревзойденным оператором. Сейчас же утомленный мозг Веньер спал: она не видела ни одного намека на самый жалкий сон, ни одной мысли, ничего – пустота, такая приятная и поглощающая, что ничего из вне не воспринималось. Девушка глупо улыбалась, укрывшись одеялом с головой и раскидав свои конечности по широкой кровати, которая казалась несколько уже обычного. В прочем, Ева об этом не задумывалась, мирно посапывая в трепещущую от дыхания волчицы хлопчатобумажную ткань пододеяльника.
Несколько часов сна показались одной минутой: вот вроде бы ты только что упала на кровать и закрыла глаза, а уже кто-то возится по близости и пыхтит как паровоз. Сначала пытаешься никого и ничего не замечать, продолжая активно усыплять себя и ложиться воображаемыми костьми поперек ускользающего из царства Морфея сознания, умоляя его вернуться, а потом, терпя сокрушительное фиаско, начинаешь ощущать реальность. И эта реальность почему-то далеко не нежно шарит по твоему телу. Единственное, на что оказываешься в такой момент способной, так это недовольно пошевелить носом. Тихо и спокойно, немного по-кроличьи, в искренней надежде, что обследование закончится и можно будет спать дальше. Надежды рушатся по мере возни под боком, но лень так прочно сидит в каждой частичке сознания и в каждой мышце, что подавать признаки жизни совсем не хочется. Видимо, эта пассивность со стороны спящей Веньер не понравилась Даниелю, потому что он бесцеремонно стащил у нее с головы защитное одеяло, безжалостно выкинув автоматически севшую, но еще не проснувшуюся окончательно Еву в океан яркого света, отражавшегося от потолка и стен родной комнаты в пансионе.
- Это моя кровать, – буркнула Веньер, падая обратно на подушки с закрытыми глазами и пытаясь найти и натянуть одеяло себе на голову. Но оно куда-то делось, зато возгласы Лионкура остались тут как тут. Перевернувшись на живот и приоткрыв один глаз, чтобы увидеть то, что она якобы сделала, Ева несколько секунд задумчиво смотрела на нарушителя ее спокойствия, пытаясь определить, что же в нем все-таки изменилось. Вычислив, сонно, но заливисто рассмеялась. – Блондиночка! Дани, да ты гламурный тип, оказывается. Не думала, что визит в дом моды так сильно повлияет на тебя, – все еще посмеиваясь и заглушая и смех и слова подушкой, в которую уткнулась, лишь бы не видеть нового стиля Даниеля, который оказался для сонного разума, не помнившего подробностей, слишком непривычным, говорила Ева, постепенно возвращаясь к жизни. – Нет, Дани, это не я тебя так. Это… – закончить помешал очередной приступ смеха. – Прости, это все с непривычки – тебе идет, – чуть позже выдавила Ева, предприняв очередную попытку посмотреть на Даниеля, который, в общем-то, выглядел действительно не плохо. Хотя его густая темная шевелюра, признаться, нравилась капризной и щепетильной до волос Веньер чуть больше.

+5

4

Захлебнувшись собственным страдальческим восклицанием, потонувшим под одеялом, которое Дани нахлобучил себе на голову, скрываясь полностью от жестокого утреннего мира с его открытиями и новшествами, отразившимися на его, теперь уже, светлой голове. Подобное обстоятельство произвело просто бурю эмоций, подпитываемую смехом Евы, но вся эта буря схлынула в какие-то считанные секунды, явив на свое место ступор, который произрастал из внезапного просветления, что время неумолимо бежит вперед и ему срочно необходимо выдвигаться на бал, где придется не веселиться, а исполнять возложенные на него обязательства по ведению порядка и контролю всех фронтов, что было губительно для его личности, вящей противницы всякого обязательного, но, тем не менее, по прихоти судьбы тянущейся к охране правопорядка, дабы сохранить исключительность собственных прав по его нарушению.
- Merde! И все равно ты во всем виновата! После вчерашнего представления я был просто обязан сменить внешность, чтобы поклонницы не порвали меня на кусочки, - последние детали пребывания в Fashion house, явились единственными и неповторимыми, которые он ясно помнил и после которых и начиналась пропасть, некий обрыв, перед которым он поспешил вывести себя из сознания, точнее лишить его ясности и, потеряв в дальнейшем всякий интерес к Андреа и их маленькому предприятию, сосредоточил все свои силы на Веньер, решив уделить ей в этот редкий вечер их совместного терпения друг друга рекордное количество внимания и повышенный интерес.
Бывали такие моменты в их существовании, когда взаимное раздражение полностью, не иначе как под воздействием волшебства или каких-то еще высших сил, хотя может и под тривиальным воздействием алкогольных и ему подобных веществ, не суть важно как, но этот момент наступал и ловя его, Даниель не брезговал проявлением инициативы и услаждением подавляющими любвеобильными потоками, предназначенными в такие моменты исключительно Еве. Утром, разумеется, все сходило на нет, но сейчас он был душевно и физически слаб, а потому позволил себе некоторую необъяснимую нежность. Накинувшись, словно желая, как минимум задушить, с нанесением тяжких телесных увечий, он ограничился лишь теплым объятием, уткнувшись лицом в ключицу девушки и тихо заскулил:
- Не хочу никуда идти, - наконец-то за долгие три дня оказавшись в настоящей постели, да еще и в приятной, как на это не посмотри, компании, совершенно не хотелось шевелиться, или нет, шевелиться хотелось, но явно не в направлении, удаляющем от мягкого ложе, - может ну его этот бал, а? – с непередаваемой надеждой на отрицательный ответ, который позволит ему оторваться наконец и от объятий и от кровати, Дани противореча собственным невысказанным требованиям о выпинывании его из комнаты, не смог устоять от яркого соблазна, попавшего в его руки и покрыл шею Веньер легкими поцелуями.

+5

5

Климат отношений зависит от погодных условий характеров.

Веньер веселило состояние Даниеля, особенно его расстройство из-за смены собственного имиджа. Хотя, признаться, факт процесса становления из него новомодного блондина ускользнул и от самой Евы: но сообщать о том, что деталей не помнит и она, девушка, естественно, не собиралась, предпочитая таинственно молчать при вопросах и попытках что-то узнать. На обвинения в грехах смертных Веньер вновь заливисто рассмеялась, перевернувшись на спину и сладко потянувшись, что, в общем-то, смех и оборвало.
- А, по-моему, вы с Андреа очень неплохо смотрелись на сцене, – подавив зевок, заметила волчица, все еще сонно прикрывая глазки. Слова хоть и выражали ее полнейшее удовлетворение от исполнения порученного ею задания, но звучали все равно чересчур издевательски-беззаботно, выдавая испытываемое при воспоминаниях о вчерашнем открытии Дома Моды веселье. – Повторите сегодня? – вновь кидая вызов и довольно при этом улыбаясь, Ева кинула хитрый взгляд, благодаря чему вовремя заметила душевный порыв Даниеля.
Подобное бывало редко. Крайне редко, но неизменно приятно. Дани умел быть нежным, от чего неподготовленное к его порывам сердце юной барышни обязательно должно было быть растрогано и трепетать в предвкушении. Веньер же была знакома с подобными переменами, поэтому никакого душевного подъема не испытала, позволяя Лионкуру делать с собой все, что угодно его страдающей в данный момент душе. В границах разумного, а разумное Евы не совпадало с разумным всего остального мира.
- М-м-м, совесть не дает мне ни единого шанса позволить тебе улизнуть от своих обязанностей, – со вздохом откликнулась девушка, чуть запрокинув голову, открывая шею для поцелуев Даниеля. – Так что надо, Дани, надо, – с улыбкой вынесла она свой вердикт и, уперевшись ручками в плечи Лионкура, ловко опрокинула его, оказавшись сверху. Приблизив свое лицо к его, практически касаясь кончиком носа его, девушка, оставив невесомый поцелуй на верхней губе оборотня, тяжко вздохнула. – Хотя, я бы тоже не пошла, – Ева капризно надула губки, скользнув взглядом к часам. – Но увы и ах, – вновь задорно улыбнувшись, Веньер проворно соскочила с Дани и зашагала в сторону шкафа, взлохмачивая свои и без того торчащие в разные стороны волосы и не обращая внимания на скудные, практически отсутствующие, остатки одежды, в которых провела часть ночи. Порывшись в недрах хранителя ее гардероба, девушка выудила привычную глазу несуразную одежду, соединявшую в себе все стили, какие только можно было выдумать, но исключающую всякую женственность. – Кстати, мы вчера так, вроде бы, и не выяснили по поводу дресс-кода на бал… – поморщившись, мимоходом заметила волчица, поглаживая свою шею, как будто бы это могло спасти ее от головной боли.

+4

6

Душевные порывы были наскоро свернуты под неблагодарной реакцией публики, а в данном случае, единственного реципиента в лице Веньер, которая очень грамотно всегда умела уничтожить любой прилив чувств, вызывая особо жалостливый стон на словах о необходимости покинуть уютную постель и бросится в пучину дня с его затейливыми мероприятиями, на которые еще предстояло успеть, для чего, по меньшей мере, надо было совершить героический рывок с постели, на который он пока не был способен, да и Еву скидывать не хотелось.
- Нет, сегодня твой вечер, твоя очередь блистать, мы с Андреа так и быть постоим скромно в сторонке, - никто не забыт, ничто не забыто, мстительный план пока еще не зрел в светлой голове, но только пока, во время сна было затруднительно планировать акт возмездия, но вот уже сейчас со страшной силой мысли вихрем понеслись, цепляясь друг за друга и формируя странное нечто своим неструктурированным образованием.
Получив постель в свое персональное пользование, Дани поспешил развалиться, растягивая конечности, а вслед за ними и мышцы, исторгая сладкие стоны, и поспешил проследить за манипуляциями Евы с предметами гардероба.
- Дресс-код…хм, -  слова о дресс-коде и Ева у шкафа, ненавязчиво подталкивали сонный ум к какой-то идее, которая отчаянно карабкалась пытаясь вырваться наружу, но бесконечно тонула в сладкой пропасти бессмыслия, пока, наконец, не нарвалась на лодку мстительного удовольствия, которая и доставила ее к вершинам сознания, где та была сформирована окончательна и достигла готовности выхода в свет, срываясь с языка, - я организую тебе личный дресс-код на это мероприятие, - замыслив недоброе, Лионкур свесился с кровати шаря руками по полу в поисках пары джинс, имевших счастье еще пару часов назад сидеть на нем, из кармана было выужена их личная драгоценность, передаваемая «по наследству» на хранение с завидным постоянством и сейчас зеленому яйцу настало время отойти к хозяйке под аккомпанемент сладких речей хозяина.
- Веньер, сегодня бал, а принцу нужна Золушка, так что, явишься сегодня в шикарном платье, ну ты понимаешь, побольше деталей, рюши, кружева и тому подобное и не забудь про хрустальные туфельки, - послав в полет подкрученное яичко, сверкающие на свету бесцветными камнями, Дани соизволил покинуть развороченное ложе, подоспев к Еве аккурат следом за «сказочным артефактом» в котором по преданию хранилась смерть одного из фольклорных героев русской сказочной мифологии, - и мне нравится, как на тебе смотрится розовый цвет… Слабо? – невинно хлопая глазками, Даниель поверх плеча девушки, поймал свое отражение в зеркале и самодовольно себе улыбнувшись, растормошил волосы на затылке, жестом идентичным тому, что недавно продемонстрировала Веньер.
- Буду ждать тебя, моя принцесса, - ожидая чудное представление Веньер на каблуках и в рюшах, оборотень поспешил скрыться, оставив в напоминание о себе легкий поцелуй и что-то из одежды, все детали которой так и не нашел среди царящего кругом, милого сердцу, бедлама. 

Кофейня

+6

7

Все мужики - сволочи. Кто не сволочи - с теми скучно.

Видимо, бессонные ночи начали сказываться на умственной деятельности волчицы. Обронив без задней мысли фразу о дресс-коде, Ева не ждала подвоха, то ли надеясь на затяжное благодушное настроение и утреннее расположение к ней Даниеля, то ли решив, что из этой темы выжать что-то из ряда вон просто невозможно. Ошиблась – Лионкур оказался очень изворотлив. Вынырнув из шкафа, в который уже успела зарыться в поисках подходящего на сегодня гардероба, Ева устремила полный подозрительности взгляд на оборотня, шарящего под кроватью в поисках завалившихся туда джинс и уже зная, что именно он хочет извлечь из них на свет божий. Миниатюрное зеленое яйцо, точная копия легендарной работы Фаберже, блеснуло в свете комнаты своими узорами, привлекая внимание и одним своим существованием заставляя прислушиваться к потоку слов, выливающихся из уст Дани подобно меду. Прислушиваться, чтобы не упустить возможность найти хоть какую-нибудь лазейку, чтобы повернуть все в свою пользу. Но все гениальное было, как всегда, просто: шаг вправо, шаг влево – приравниваются к бегству, прыжок на месте – попытка улететь. Губы Веньер дрогнули сначала в неуверенной, а затем, стоило яйцу оказаться в ее цепких ручках, в хитрой улыбке. Она не перебивала, слушая дальнейшие инструкции, уже чувствуя этот невыразимо приятный вкус игры.
- Розовый? – вдруг невольно вырвалось у волчицы, внутри которой все перевернулось от одной мысли, что она рискует показаться на балу как жертвенный поросенок на алтаре. – Не слабо, – подтвердила девушка и без того очевидное, вновь расплываясь в улыбке.
Даниель ушел, оставив после себя беспорядок, который Веньер приравняла исключительно к его заслугам, полностью исключая свою роль в захламлении собственной комнаты. В коридоре пансиона было как-то подозрительно тихо – в прочем, нормальное явление для субботы. Упав обратно на кровать, Ева взглянула на яйцо в поднятой вверх руке. Покручивая его в пальцах, она любовалась играющими на нем бликами света, размышляя не над своими последующими шагами, поскольку Анне, которая, как она думала, сможет помочь, Веньер уже кинула смску, а над своим будущим. Почему-то именно сейчас захотелось о нем подумать. Рассмеявшись собственным мыслям, девушка выронила яйцо, чуть не угодив себе им по лбу, и вновь резко поднялась с кровати, отправившись по тому же маршруту, с которого и начала этот день. Выудив наиболее яркие вещи из шкафа, Ева, словно прощаясь со своим прошлым стилем, бережно разложила одежду на кровати, оставив ее там лишь для того, чтобы сходить в душ и хоть чуть-чуть взбодриться. Натянув синие колготки и оранжевое платье, накинув сверху синий плащ и взяв синюю сумку, под которую подобрала такие же синие сапоги, Веньер, весьма довольная получившимся несуразным образом, собралась было уйти, да замешкала, перебирая раскиданные по комнате вещи в поисках ключей от машины. Но, глянув на часы, поняла, что уже опаздывает, и бросила это совершенно неблагодарное занятие, слегка забеспокоившись о своей маленькой машинке, которая стоит неизвестно где, поскольку на стоянке пансиона обнаружена впоследствии не была.

Салон "Fashion room"

+4

8

Гостиная >>> Особняк Веньер в Кьоджо >>>
31 октября 2010 года, 10:00 (пусть так): «История о муках совести, или думай меньше…»
Думала, у меня появилась мания преследования, а оказалось – это совесть проснулась.

С самого раннего утра, которое действительно началось непозволительно рано – аж в 7 часов – пансион напоминал дурдом. Уже. В принципе, он, конечно, всегда его напоминает, но сегодня каждое живое существо нарядилось по случаю праздника в лучшие из своих нарядов и терроризировало соседей или подчиненных. Веньер была на этом празднике жизни явно лишней, появившись ранним утром в коридорах пансиона хмурая как смерть. И все в том же розовом пышном платье не по случаю и с туфлями в руках, которые она несла как холодное оружие, удерживая за ремешки и бездумно и слепо размахивая ими из стороны в стороны. После того, как попытка кинуть ей вызов закончилась царапиной под глазом от шпильки у смельчака, к ней больше не приставали. Пусть и попытались отомстить. Но как-то неумело. Волчица с упрямством бронепоезда прокладывала себе дорогу по прямой траектории в сторону своей спальни. И такая помятая, словно ночь провела под пытками не особо приятного подтекста. Она ни с кем не здоровалась и никого не замечала. Похоже, Ева спала на ходу. И в этом странном сне она ненавидела всех, характерными жестами молчаливо, но удивительно ясно посылая любого, кто пытался вступить с ней в беседу. Действительно, если ты спишь, то можно не страшиться того, что тебе вдруг кто-то очень обиженный снесет голову стулом. А дальше, моргнув разок, кажется, Ева и правда заснула…
От порыва ветра громко и противно звякнуло стекло, явно предупреждая о том, что, если не проявить бдительность, то оно весьма оскорбится и рассыплется осколками на пол, приказывая долго жить. По чересчур худому телу девушки, развалившейся на кровати в кружевных трусиках, благо, не таких розовых, как платье, валяющееся бесформенной грудой изодранного тряпья у приоткрытой двери, побежали мурашки. Игнорируя и настойчивый опасный звон стекла от жестоких порывов осеннего ветра, играющегося с открытым окном, и врывающийся в спальню сквозняк, Веньер продолжала лежать поверх одеяла, согнув ногу в колене и накрыв голову рукой, даже и не помышляя о том, чтобы открыть глаза, встать и прервать это звяканье. Звон она не слышала. В плеере звучало что-то шумное, но заунывное. Действительно, когда тебе плохо, почему бы не добить себя какой-нибудь музыкой с особым смыслом? Хотя, в смысл волчица не вслушивалась, варясь в собственном соку и выцеживая из мыслей все самое вкусное, но, как всегда, бесполезное и ядовитое. Мучила ли Еву совесть? Мадонна, естественно нет! Мучила Еву не совесть, а самая настоящая ревность, вызывающая такую агрессию, что хотелось убивать. Жестоко, долго и кровожадно. Размазывая кровь по стенам, лицу, телу, оставляя кровавые отпечатки на одежде, размазывая лужи по полу и истерично смеясь под бешенные удары сердца. Но убить удалось лишь платье, купленное вместе с новоявленной невестой. Полегчало ли? Да какая, к черту, разница! Не открывая глаз и все так же недовольно покачивая ногой, девушка нащупала плеер, спрятавшийся в одеяле, и, пару раз щелкнув по нему, принялась переключать песни, выискивая, кажется, сама не зная что.
- The world is mine, – неожиданно пропела Веньер, не открыв глаз, но нарисовав руками круг в воздухе и подергав плечиками, словно пританцовывая. В принципе, на этом весь танцевальный запал и закончился, вернув к тому, что world, может быть, и mine, но вот Даниеля она по собственной опрометчивости вручила еще кому-то. В хорошие руки, конечно, но явно не свои. – Поздравляю, Веньер, 5 баллов за находчивость!
Тяжко, почти со стоном вздохнув, девушка раскинула руки в стороны и открыла глаза, уставившись в белый потолок.

+3

9

Окрестности
31/10/2010 11:30

За рулем Даниель немного пришел в чувства и даже взбодрился, радуюсь новому дню, лелея новые коварные планы, которые почему-то не дотягивали своей масштабностью до желаемого, хотя… все предстояло опробовать на натуре, чтобы ощутить всю гениальность собственных порывов. Этим молодой творец и занялся, готовя почву для мести, ехидно ухмыляясь, ощущая тяжесть Фаберже, оттягивающего карман.
- Ну, заяц, берегись, - продемонстрировав собственному отражению волчий оскал, Лионкур попробовал собственные щеки на гладкость, проведя по ним ладонью, придирчиво осмотрел белизну зубов и вообще задержался дольше положенного на собственном отражении и только заключив, что чертовски хорош, обратил внимание на дорогу и спидометр, стрелочка которого неслась через тернии к звездам. Пришлось сбавить обороты, так как на лету тормозилось не так мягко и приятно, а несколько остановок сделать было необходимо.
После нескольких изматывающих часов, он подъехал к пансиону, почти наверняка уверенный, что принцесса в розовом вернулась в свою крепость и плетет из кос канаты, чтобы помочь ему взобраться в собственную усыпальницу. Но уведомлять ее о своем приезде он не стал, полагаясь на эффект неожиданности, который дополнит картинную радость, которую, как он полагал, глупышка Веньер исполнит, завидев его силуэт на своем пороге.
Поправив ворот парадно-выходного пиджака и захватив с заднего сидения букет тривиальных, но неизменно прекрасных, белых лилий, изящно захлопнул дверцу автомобиля, устремившись вперед, сверкая улыбкой и стреляя взглядом в каждую встречную, вовремя вспоминая о своем нынешнем положении почти женатого и притормозил на пару мгновений, доставая из внутреннего кармана мобильный телефон и набирая пару теплых слов своей избраннице.
Отправив телефон обратно, он продолжил свой путь, пока не достиг цели, галантно постучал в дверь, ожидая приглашения… но явно не ожидая, что крепость падет, то есть дверь сдвинется лишь от легкого касания руки. Невразумительно хмыкнув, он смело сделал шаг вперед, попав под порывы гуляющего по комнате ветра и уже более определенно и несколько саркастично хмыкнул, наступив на дизайнерский шедевр, валяющийся бесформенной кучей перед его ногами, жаль не вместе с обладательницей.
Швырнув букет на уткнувшуюся в потолок и не замечающую его божественного восшествия Веньер, Дани прошел, путаясь в подоле, припиявившегося к ногам платья к окну, обращая на себя внимание и захлопнул гремящую раму, отряхнул руки как от пыльной работы, присел на подоконник, осматривая худощавую фигурку Евы, придирчиво вскинув бровь и сложив руки на груди. Процедуру проделал молча, но въедливо.
- Собирайся, у меня сюрприз для тебя, - уйти, чтобы позволить девушке собраться не собирался. Была мысль броситься на полуголую Веньер и помешать собраться, но сдержался, продолжая не к месту ухмыляться, не отрывая взгляда от кружев.

+4

10

Ты единственный кактус в цветнике моей жизни.
Созерцание белоснежного потолка, от которого перед глазами стали появляться черные и желтые круги, было непродолжительным: обзор в скором времени закрыло нечто, что сначала было принято за обвалившийся потолок по вине своей белизны, но резкий сладкий запах, окутавший буквально с головой, тут же отверг такое безумное предположение. Лилии. Веньер дернулась на постели, чуть не свалившись на пол и запутавшись в наушниках, которые тут же переквалифицировались в удавку. Возмущенно замахав руками и принявшись отплевываться от попавшей в рот не то пыльцы, не то не пойми чего, вырвала наушники чуть ли не с ушами, возмущенно открыв рот:
- Твою же ж… – но оборвала себя на полуслове, заметив интервента. – Лионкур, – мурлыкнула медовым голоском, констатируя очевидное и бесстыже переворачиваясь набок и подпирая голову рукой, второй собрав цветы в охапку и прижав к груди в импровизированном, кокетливом прикрытии. – Ты, кажется, ошибся домом – цветы теперь не мне дарить надо…даже столь вульгарным способом, – смахнула с щечки невидимую глазу, в прочем, даже не существующую пыльцу и окинула придирчивым взглядом костюм Даниеля. И его очаровательную шевелюру. – Ой, Дани, мне та-а-а-к сегодня лень куда-то ехать с тобой, – громко произнесла Ева, лениво растягивая слова и падая обратно на спину, рассыпая цветы по себе. – К тому же, вдруг случайные прохожие увидят нас вместе: тебя нарядного, меня, как всегда, прекрасную, цветы – нет-нет, мой милый, не хочу тебя…скомпрометировать, – вспомнив умное слово, заметила волчица, активно жестикулируя и мысленно ругая себя за лишнюю болтовню, но явно проигрывая сама себе в попытках тормознуть свое словоизвержение.
Как не странно, беззаботность давалась легко. Пусть и немного извращенная – сдобренная, хотелось верить, неочевидной ревностью. Тяжко вздохнув, Ева вновь устремила взгляд в потолок, раскинув руки в разные стороны и закинув одну ножку на другую, лениво покачивая ей в воздухе. Можно было подумать, что она позабыла о присутствии молодого человека. Но нет…
- Жаждешь вернуть мне мою машину? – заговорщически спросила, повернув голову в сторону Даниеля с очаровательной полуулыбкой. – И твой сюрприз подразумевает наличие парадно-выходного костюма? – еще один взгляд, скользнувший по наряду Даниеля, и Веньер вновь на боку, лениво подпирая голову ручкой. - Или можно обойтись скромным минимумом? – игриво щелкнула резинкой трусиков.

+5

11

С интересом пронаблюдав постельную возню в исполнении непревзойденной Веньер, Даниель с некой долей скепсиса, выраженного по средствам, громкого «ха!» отнесся к заявлению о лени, еще более скептично ко всему остальному, хитро улыбаясь, поглядывая исподлобья за исполнительницей утренней комедии, всем своим видом выражая отношение ко всему происходящему, которое можно было охарактеризовать емким – хмурое веселье.
- Еще не вся местная пресса поведала горожанам о столь радужном событии в моей жизни, - запустив руку в волосы, Даниель навел там художественный беспорядок, мастерски отточенным движением, изящно взлохматив шевелюру, - так что можешь не беспокоиться, что мои поклонницы кинуться выцарапывать тебе глаза, а цветы, так и быть, можем оставить здесь.
Чистым и невинным взглядом поглядывая на болтающуюся в воздухе ножку, испытывая непреодолимое желание, заставить ее покачиваться в другом ритме, чуть нервно отбил дробь пальцами по подоконнику, в который настойчиво упирался, так и не найдя приемлемого для себя места в царящем вокруг бедламе, так же нервно отшвырну от себя останки розового платья, цепляющиеся к ногам, как путы.
- А ты жаждешь вернуть себе машину? – ответил вопросом на вопрос, испытующе заглядывая в глаза волчице и коварно ухмыляясь, - и да, мой сюрприз, как ты правильно догадалась, подразумевает наличие парадно-выходного костюма, - оттолкнувшись от своей опоры, стал медленно надвигаться по малому пространство, что отделяло его от кровати, пока не уничтожил его совсем, опустив руки по обеим сторонам от лица Евы и склонился, ловя взгляд, - но и для скромного минимума время найдется, - Даниель снова выпрямился во весь рост, возвышаясь над Веньер и бессовестно блуждая взглядом по усыпанному цветами телу, медленно стянул пиджак, откинув его в сторону, собрал цветы в охапку, лишая девушку мнимого прикрытия и хитро улыбнулся, задерживая взгляд на животе, цепляясь за кружевное белье. Не сдержав внутренних порывов, свалился на кровать, подминая под себя хрупкую девичью фигурку, пробрался руками под спинку, теснее к себе прижимая, не отрывая взгляда от глаз Евы, перевернулся на кровати укладывая ее на себя, тяжело вздохнул, таинственно улыбаясь и развернулся еще раз, почти свешиваясь с кровати, удерживая Веньер на весу лишь силой своих объятий, потянулся губами к губами, оставляя легкий поцелуй и разжал руки, роняя девушку на пол.
- Ой, - откинулся на спину, закинув руки за голову, - как неудачно получилось, - искренне посетовав на собственную безудержную неуклюжесть, Даниель улыбался потолку, закусив нижнюю губу, чтобы не засмеяться, - теперь можешь одеваться, я прослежу.

+4

12

После некоторых поступков так радуешься, что девочек не бьют
«Еще не вся местная пресса…» – Веньер мечтательно улыбнулась, явно собравшись стать именно той частью местной прессы, которая просветит непросвещенных, пролив свет на истинное положение неподражаемого Лионкура в обществе. О своей роли в формировании его положения, естественно, благочестиво, или, нет-нет, скромно умолчав. Гром оваций, поклон, занавес. Ева опустила слегка удивленный взгляд на остатки своего вчерашнего наряда, словно только заметив их настырный бесплотный интерес к визитеру.
- Я смотрю, тебя мое вчерашнее платье тоже не…вдохновляет, – с тихим смешком заметила волчица, удобнее укладываясь на кровати и запуская пальцы в короткие волосы, словно желая вытянуть их, но ставя похожим на ранее видимую манипуляцию руки Даниеля движением ежиком.
Веньер слушала его с улыбкой, выражавшейся в по-кошачьи приподнятых уголках губ, она прислушивалась к его дыханию и тихим шагам, с вызовом взирая на Дани снизу вверх, склонив голову чуть набок, хитро улыбнувшись его последним словам, ни сколь не стесняясь своей почти вызывающей наготы и не подав виду, что сердце ойкнуло, стоило ему склониться к ней.
- Да у нас гибкий график, – с сарказмом заметила Ева, тихо хихикнув, с замиранием сердца наблюдая за французом, обнимая его с перехватившим дыханием, прижимаясь теснее и переворачиваясь вместе с ним, теряя бдительность, растворяясь во взгляде…пока с грохотом не свалилась на пол. Удивленно моргнув и тихо порадовавшись, что обида видна лишь потолку, Веньер горько улыбнулась, беззаботно сев на полу. – Руки-крюки, – поддела волчица, неопределенно поведя плечиком и поднявшись на ноги, виляя бедрами направляясь к шкафу. – Что же надеть? – словно рассуждая вслух, вопрошала Ева, доставая из шкафа то одну вещь, то другую. – Это? – не оборачиваясь, кинула в развалившегося на кровати Лионкура. – Или, быть может, это? – кинула тут же еще одну вещь. – А, может, это? – отправила нечто с тяжелым ремнем в надежде, что он угодит по наглой физиономии Даниеля. – Или все же это? – безразлично развернувшись, кинула цветастую кофту, спланировавшую на юношу подобно мерцающему в свете привидению. Скрестив руки на груди, привалилась бочком к шкафу.

+4

13

Было очень жаль выпускать Веньер из объятий, все-таки бывали моменты, когда вместо привычного зудящего раздражения она вызывала в молодом французе некие чувства и желания, которые иногда было очень сложно контролировать, но приходилось в силу сложившихся традиций, иначе было бы неинтересно. Тихое семейное счастье ждало его в другом месте, здесь же всегда кипели страсть и азарт, которые постоянно приходилось подпитывать и питаться ими же.
- Но тебе же нравится? – с потаенным желанием услышать «да» или хотя бы прочитать ответ во взгляде, Дани обернулся, лишая потолок своего внимания, обращая взор на задержавшуюся на полу Еву, вытягивая руки перед собой и любуясь сквозь пальцы девушкой, делая вид, что рассматривает свои «крюки», хитро улыбаясь, переводя взгляд вслед за руками, которые следовали за движениями Веньер, пока та не остановилась у шкафа, спокойно опустившись вдоль тела.
Спокойно им полежать не удалось, так как насущная необходимость обороняться от потока летающих вещей, заставила их встать живым щитом перед прекрасным лицом Даниеля.
- Нет, не это, - поймав, тщательно скомкав и прицельно отправив в обратный путь то ли кофточку, то ли платье, Даниель, не отличаясь оригинальностью, расшвырял и все остальные вещи, лишь единожды ойкнув, когда в живот врезался ремень с массивной пряжкой, чуть не согнувшись пополам, тихо прохрипев: - И уж точно не это, - во избежание повторного броска уложил это «холодное оружие» на почетное место у себя под боком.
Поймав последнюю прилетевшую цветастую кофточку, Лионкур резко дернул руки в стороны, разрывая ее на две части, помахав на последок как сигнальными огнями, выпуская из рук и оставляя лететь на пол тонкую материю.
- А где там латекс и плетки? - вставая на кровати и немного потоптавшись, подходя к краю по мягкому, видавшему виды, матрасу, вытягивая шею, заглядывая за спину Еве, выискивая скелеты в ее шкафу, - есть там хоть что-то? – спрыгнув с кровати, Даниель затолкал девушку в шкаф, почти обнимая, дотягиваясь до вешалок, почти на ощупь пробираюсь к нужному предмету гардероба, пока еще не имея четкого представления в чем бы Ева смотрелась сегодня лучше, заглядывая ей в глаза, выискивая нужную вещь.
- Не то, не то и снова не то,  - придирчиво сдвигая вешалки одну за одной в угол, Дани все больше склонялся, приближаясь к лицу Веньер, почти касаясь нежной кожи губами, пока рука не нащупала кожу в шкафу, - ммм, вот оно! – триумфально вытягивая на свет божий черное кожаное платье, Лионкур вручил его девушке, вернувшись на кровать с чувством выполненного долга.

+4

14

Пускай лучше будет стыдно утром, чем скучно вечером.
Все-таки от Лионкура одни убытки. Пусть кофточка Еве и не особо-то и нравилась, но ее остатки она проводила печальным взглядом. Ну, не совсем печальным и даже вовсе и не проводила, но это все детали.
- Нет их там! – буркнула Веньер, надеясь, что все скелеты и плюшевые мишки спрятаны надежно. И вообще будут незаметны за ее фигуркой, окончательно не заваливающейся в шкаф только благодаря тому, что Даниель обнимал, копаясь в вещах как в своих.
Признаться, подобной гибкости Ева от себя не ожидала, считая себя и вовсе деревянной Буратиной. Но под напором выискивающего что-то подходящее по его мнению интервента Веньер прогибалась назад, упираясь головой в вещи и, к слову, испытывая не самые приятные ощущения в пояснице, уклоняясь от склоняющегося к ней Даниеля. – Выбери уже хоть что-ни… – и не договорила, получив в руки то, что выбрал Лионкур.
Судя по лицу Евы, ей очень хотелось визгливо крикнуть «Это не мое!» и спрятать короткое кожаное платье, отчаянно краснея, обратно в шкаф. Желательно за какую-нибудь потаенную съемную панель, которой в нем, естественно, не было. Вместо этого Веньер стояла с платьем в руках как со змеей, гипнотизируя мягкую кожу так, словно она могла ответить ей тем же.
- М-м-м, – задумчиво потянула волчица, медленно следуя за Даниелем, прикладывая платье к себе и пытаясь на ходу оценить его на себе. Почему оценивала именно сейчас? Да потому, что платье это так и не довелось ранее надеть. Как и не довелось ранее использовать припрятанные наручники, плетку и повязку на глаза. Их, благо, пока не нашли. Склонив голову набок и приподняв плечико, потерлась о него щечкой, стараясь этим жестом скрыть какой-то странный румянец смущения – обычно подобная напасть не настигала Веньер, а тут что-то как-то… - Мы идем в какое-то особое заведение? – вопросительно приподняв бровь, уперлась коленом в кровать, наклонившись и подтянув к себе ремень с тяжелой пряжкой. - Тайный клуб садомазохистов? – с улыбкой щелкнула ремнем, закинув его на шею Лионкура и притягивая француза ближе к себе. – Кожа и плетки? – протянула один конец ремня через застежку, туго затягивая его на шее Даниеля, заглядывая ему в глаза, приподняв уголки губ в улыбке.

+4

15

Не долго удалось праздно поваляться на кровати, растягивая уставшие мышцы, блаженствуя от ничего неделанья и наблюдая за представлением с одеванием. Нахмурившись, медленно и неуступчиво, но все же Дани поддался давлению ремня на шею, выпрямляясь и приближаясь к Еве, иронично поглядывая снизу-вверх, с небольшим интересом ожидая дальнейших действий, набор которых, ему казалось, он уже изучил.
- Ну, почему же тайный? – скептично хмыкнув, накрыл руку Веньер, удерживающую ремень, своей, ненавязчиво касаясь, - вполне себе открытый клуб на берегу Адидже, на свежем воздухе придаемся пиру плоти, - прикусив нижнюю губу, чтобы не расползалась в слишком широкой улыбке, продолжая дерзко поглядывать на Еву, нисколько не скривившись от ощутимо стягивающего шею ремня. Затеянная забава с лихвой окупала все те малые неудобства, что приходилось терпеть в ожидании, тем более, что эти «неудобства» и предвкушение отдавались во всем теле возбуждением, разгоняя бурлящую кровь по венам, заставляя более плотоядно разглядывать Веньер, скользнув руками по ножкам, едва касаясь, поглаживать нежную кожу.
- Тебе помочь одеться или сама справишься? – кивнув на тесное платье, не сводя взгляда с глаз, продолжая легко усмехаться, не предпринимая решительных действий, позволяя Еве насладиться своей маленький игрой, внося небольшое разнообразие, резко отклонился, упираясь руками в кровать, ощутив легкий дискомфорт на шее от впивающегося в кожу ремня, но все же пошатнув, упирающуюся коленом в кровать Веньер, дернув на себя.

+2

16

Неизвестность - самая мучительная из всех пыток.
Довольно язвительные мысли, вроде хитрец… стервец… проносились в голове Веньер. Как ни старалась, но Еве не удавалось вытянуть из Лионкура хоть что-то, что внесло бы ясность в причину их выхода в свет. Тем более в столь…экстравагантном наряде. Призрачные намеки и куча подозрений: один вариант был коварней другого, роясь в голове девушки очередью толкающихся в ожидании увидеть Папу верующих на площади святого Петра.
- Сама справлюсь, – опустив мимолетный взгляд на руку, поглаживающую ножку, ответила все с той же хитрой улыбкой, заглянув в глаза Даниеля исподлобья, удерживая край ремня в руках, что и послужило той силой, которая заставила завалиться на Лионкура подобно горстке костей, оповестив свой полет не то сдавленным «кря», не то иным похожим звуком. Быстро собравшись и усевшись сверху, молниеносным движением затянула ремень до конца, отнюдь не слегка придушив француза, и, откинув края ремня в сторону, оставила его болтаться на шее Даниеля. Недовольно глянув сверху-вниз, слезла и с юноши, и с кровати, подхватив платье и гордо утопав обратно к шкафу и зеркалу, доставая чулки и без всякого смущения принимаясь натягивать их на ножки, уперевшись в край ближайшего стула. – Как там наша новоявленная невеста, м? – натягивая на себя наряд как вторую кожу и наблюдая за Лионкуром в зеркало, с ироничными нотками искреннего любопытства спрашивала Ева. – Она вчера так переживала, – бормотала девушка, весьма увлеченно заглядывая в платье, оттягивая его чуть ниже, чтобы хоть как-то придать пышность своим формам. – металась в поисках тебя как брошенный щенок – мне казалось, еще чуть-чуть и она будет плакать, – усмехнувшись, Веньер кинула еще один взгляд в зеркало на Даниеля. Натянув на ноги сапоги, Ева развернулась на каблуках и уперла руки в бока. – Готова. Или у тебя есть замечания-пожелания, о, юноша с утонченным французским чувством прекрасного?

+4

17

Позволив довершить Еве ее коварное деяние с ремнем, Даниель почти послушно запрокинул голову назад, позволяя душить себя, усмехаясь собственным мыслям о том, как сладка будет месть, столь же сладка как давление кожаного ремня резко пережимающего горло, препятствующее свободному доступу кислорода в легкие, туманящему мозг до состояния приятной бессмысленности столь мимолетной, сколь и приятной, если бы не легкий дискомфорт от которого хотелось избавиться. Избавившись от  «наездницы», Даниель предпочел избавиться и от «ошейника», резко стянув с себя ремень, срывая как надоевшее украшение, выпрямляясь следом и садясь на кровати, выжидательно поглядывая на Веньер, играясь с ремешком, рассекая им воздух с характерным свистом, как будто усмиряя стадо коров.
- Наша невеста прекрасно, довольна и счастлива, как и ее жених, - приторно улыбаясь, Лионкур интуитивно давил на больную мозоль, пытаясь сделать это как можно более изящно и без грубостей, который рвались из растревоженной раны, которую прочертила сама Веньер, он искренне надеялся, что и залечит тоже самостоятельно… пожалуй, ее мучения окупили бы сполна то волнение и гадливое ощущение неправильности своих поступков, которое он испытал по ее милости на балу, - ну, хоть кто-то за меня переживает… - невесело усмехнулся, комментируя выпад Евы, опустив взгляд на собственные руки, потеряв интерес к уже одетой и красующейся девушке.
- Их масса, - поднявшись на ноги и натягивая пиджак, повернулся к Веньер еще раз внимательно осмотрев тесно обтянувшее все прелести кожаное платье, тяжко вздохнул, скрывая собственное удовлетворение под маской недовольства, - но у тебя есть все шансы их сегодня удовлетворить. Кто знает, может наконец-то удастся, - не скрывая двусмысленность собственных слов, Даниель подошел вплотную к девушке, звонко шлепнув девушку по попке, чуть дольше положенного… намного дольше задержав руку на аппетитной, обтянутой платьем как второй кожей попке, подпихивая Веньер к выходу, - пойдем принцесса, я, помнится, обещал тебе как-то купить ожерелье, но после твоего вчерашнего подвига ты заслужила диадему, - выводя девушку из пансиона на свет божий, Дани прогнозировал реакцию Веньер от встречи со своим железным конем, ранее считавшегося утерянным.
Распахнув высокие двери пансиона, Даниель оставил Еву у выхода, вальяжно подходя к автомобилю и услужливо распахнул пассажирскую дверь, красноречиво намекая, кто будет за рулем. На капоте автомобиля красовался маленький атласный бантик, кокетливо прилепленный над правой фарой.

Пристань

+4


Вы здесь » Город Грехов » Пансион » Комната Евы Веньер (2 этаж)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC