Город Грехов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Город Грехов » Здание академии » Кабинет ректора


Кабинет ректора

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://www.imagepost.ru/images/244/z82gkyT.jpg

0

2

Идя по коридору академии, людей почти не было слышно. Вообще никого не было слышно. Лишь высокие каблуки Ханны прерывали эту тишину через каждую секунду. Она примерно представляла себе, куда она идёт и в какой кабинет ей заходить, но в чём-то ещё сомневалась.
Девушка вспоминала те дни в университете, как она проводила там время и какие студенты и учителя там были. Естественно, за три года почти все лица были забыты, и может быть, некоторых и можно вспомнить, но это было бы редкостью.
Она вытащила из сумки свой телефон, и наверное, где внутри неё, под слоями одежды и души, таилась надежда, что Ром всё-таки соизволит позвонить, но по закону подлости, на экране было ясно написано "Сообщений нет". Столько недель она его не слышала, и это наверно был бы сотый звонок ему. Но всё-таки, из вежливости, она набрала его номер. Пятнадцать гудков, и её терпение лопнуло. Она яростно выключила телефон, и в будущем представляет себе картину, как Ханна отчитывает парня о его пропаже.
Убрав все личные дела, она уже подходила к кабинету ректора. Как там его? Винсан де Альмейда? - вспоминая имя человека, к которому она так решительно направлялась. Глубокий вдох, выдох и стук в дверь. Не дожидаясь ответа, Ханна медленно повернула ручку и, прежде сняв свою шляпу, осторожно вошла в комнату. Когда-то, она здесь была...
- Добрый день. Эм, Винсан де Альмейда?

+2

3

Начало игры.
28 октября 2010 года. Время до начала занятий.

Винсан неподвижно стоял лицом к окну, отставив в сторону обутую в вычищенный ботинок ногу и убрав руки за спину. Мужчина без особого интереса наблюдал за медленно оживавшей в утренний час академией. На работу он любил приезжать как можно раньше. Раньше, что логично, он любил и уезжать. Внимание ректора академии привлекли шаги, отдававшиеся в здании отрывистым эхо. Голова высокомерно склонилась набок, губы растянулись в намеке на улыбку. Винсан уже знал, что эта ранняя гостья направляется именно к нему. Один короткий удар хрупкой девичьей руки в дверь – предупреждение. Девушка вошла, не дождавшись его разрешения. Оборотень повернул корпус в ее сторону, окидывая внимательным, изучающим взглядом молодую особу. Он приподнял подбородок в медленном разрешающем жесте, а затем лениво и высокомерно кивнул, точно давал ей разрешение войти. Этим же жестом он ответил и на ее вопрос.
- Доброе, – в свою очередь коротко поздоровался мужчина, окончательно поворачиваясь спиной к окну и медленно подходя к своему креслу. На столе лежала книга в кожаной обложке под старину, которую чуть ранее он изучал. Не скрывая своих манипуляций, Винсан закрыл книгу, которая на самом деле являлась чужим дневником, и убрал ее в верхний ящик стола. – Присаживайтесь, – он вновь обратил внимание на гостью и характерным жестом указал на стоявший по другую сторону стола стул. - Чем обязан столь раннему визиту? – относительно вежливо поинтересовался Винсан. Губы мужчины изобразили ледяную усмешку. Переплетя пальцы замком, он положил их перед собой на стол, приготовившись внимательно слушать девушку.

+6

4

Ханна подошла к стулу и, поправив свое платье, уселась в кресло. С мужчиной, который сейчас сидел прямо перед ней, она пару раз встречалась и помнит тот день, когда девушка впервые пришла в его кабинет. Ректор выглядел так же, особых изменений не было заметно. Переключившись с внешности мужчины, девушка промотала еще раз пленку той причины, из-за которой она здесь. Возможно, ректор и не вспомнит их последнюю встречу, так что Ханна решила напомнить.
- Я Ханна Морел, бывшая студентка этого университета, кафедра танцевального искусства, - она сделала небольшую паузу, дабы ректор мог посмотреть архив. - Три года тому назад я ушла из университета, а теперь планирую вернутся, но уже на кафедру дизайна, - как можно вежливей произнесла девушка эти слова, надеясь показать себя с лучшей стороны. Она положила на стол все необходимые бумаги, но эскизы одежды оставила в сумке и была в полной готовности вытащить их, если потребуется.
Ханна мимолетно окинула взглядом кабинет, который, как и его хозяин, почти не изменился.
И только сейчас ей выпал момент внимательно рассмотреть ректора, который изучал предоставленные ему бумаги.  Это был прилично одетый мужчина с твердым лицом и льдом в глазах. С такими людьми она не очень-то и любила проводить свое время и старалась избегать, но как и у каждого сильного человека есть слабое место. В данном случае Ханна отчетливо видела, что
Винсан де Альмейда был властен и знал себе цену. Можно сказать, что он знает, чего хочет и давить на жалость - пустая трата времени. Хладнокровный, не любит слабых. Что ж, его выдали его же жесты. По крайней мере, это было первое впечатление за столько лет.

+4

5

Лицо Винсана было абсолютно непроницаемо. И понять, вспомнил ли он бывшую студентку академии, было невозможно. Но ворошить прошлое и заглядывать в архив он не стал. Склонив голову набок в вежливой задумчивости, оборотень наблюдал за девушкой, точно ждал момента, когда она его удивит. Пока же это был хорошо отрепетированный и отшлифованный годами репертуар. На стол легли принесенные бумаги. Винсан без особого интереса придвинул их ближе и взял первый лист в руки. Встряхнув его, ректору хватило одного беглого взгляда, чтобы выхватить из написанного  интересующую его информацию. В принципе, ничего нового он там не увидел. Отложив бумагу в сторону, оборотень вновь сцепил пальцы замком и взглянул на синьорину Морелл.
- В связи с тем, что Вы оставили учебу три года назад и решили восстановиться уже после начала учебного года, – по-деловому начал Винсан, монотонно растягивая слова и донося до девушки, в принципе, тривиальную информацию, - зачисление должно проходить по всем канонам, – он улыбнулся уголками губ и откинулся на спинку кресла, положив руки на подлокотники. – Приди вы чуть раньше, все было бы гораздо проще, – скучающим тоном сыронизировал оборотень и неопределенно развел руками. – Вы будете о ф и ц и а л ь н о зачислены на 2 курс кафедры дизайна в том случае, если успешно пройдете три испытания. Во-первых, Вам предстоит ликвидировать разницу в учебных планах. Некоторые дисциплины, пройденные на первом курсе во время Вашего прошлого обучения, Вам перезачтут. Но, если я не ошибаюсь, таких дисциплин не так уж и много. Срок ликвидации – месяц. Во-вторых, предоставление эскизов. Как правило, у студентов, поступающих даже на первый курс, уже есть портфолио – скудное, но есть. Если у Вас имеются какие-то наработки в сфере дизайна – просьба продемонстрировать. И, в-третьих, собеседования со мной – но это, по сути, формальность. Ваше заявление сказало мне достаточно, – Винсан спокойно и методично доносил информацию до девушки. – Вы ознакомлены с нынешними ценами на обучение в академии? – после непродолжительной паузы деликатно поинтересовался мужчина.

+5

6

/Торговые улицы, кафе и дороги. Клуб "Третий Рим"/
Сатнис остановилась перед дверью с надписью «Ректор». Взглянув в зеркало, висящее на стене в коридоре, она лишний раз убедилась в том, что несмотря на бессонную ночь, она очень хороша. Одежда соответствовала заведению, и в то же время, распущенные волосы и яркий акцент в виде красной сумки и туфель добавляли образу соблазнительности. «То, что надо», - решила Сатнис и, постучав в дверь кабинета, приоткрыла ее.
- Добрый день, – начала она с ослепительной улыбкой.
У него был посетитель. Какая-то очень знакомая девушка… Сатнис окинула ее взглядом и вдруг спохватилась, что стоит в дверях дольше, чем это позволят правила, когда у человека посетитель.
- Ах, простите, я подожду, - она закрыла дверь, и ее лицо тут же приобрело задумчивый вид. Всюду шумели студенты, которые раздражали своими отвратительными голосами и отвлекали от раздумий о том, где же Сатнис могла видеть эту даму, что сидит в кабинете ректора.

+2

7

Ханна была довольно-таки спокойна и на крайность, вежлива. Но всё же ей хотелось поскорей приступить к работе, которая её ждёт, и к учёбе. Надо пережить это собеседование, чтобы дальше было легче.
Во-вторых, предоставление эскизов. Как правило, у студентов, поступающих даже на первый курс, уже есть портфолио – скудное, но есть.
На эти слова она начала копаться в сумке и вытащила бумажные эскизы и фото, уже с готовым материалом. Бумажных эскизов было достаточно много, но фото не так уж мало. Тем более, для открытия бизнеса у неё уже всё готово.
- Держите.
Она положила толстое портфолио на стол ректора, надеясь, что  этого будет достаточно.
Вы ознакомлены с нынешними ценами на обучение в академии?
1 триместр – 230 евро, 2 триместр – 240 евро, 3 триместр – 230 евро. Ведь так? - поинтересовалась Ханна и без того зная, что права.
И тут стук в двери, и девушка машинально повернулась. Вот кого-кого, а её она не ожидала здесь увидеть. Ханна заволновалась. Если ректор случайно уронит её имя, то маскировка пропала. Но девушка не подавала виду, повернувшись обратно к Винсан де Альмейда. Сатнис Берт, спасибо блестящей памяти Ханны! А она тут как оказалась?
И в голове сразу же мелькнули все чудные моменты с это бунтаркой. Было время...

Отредактировано Ханна Морел (2010-10-22 15:20:09)

+3

8

Для того чтобы определить уровень мастерства дизайнера или его потенциал, достаточно взглянуть на его портфолио. В университете – чтобы понять, на что способен студент и есть ли у него хоть какое-то чувство стиля, при приеме на работу и заключении какой-либо сделки – чтобы решить, связываться с вами или лучше лишить себя такого сомнительного удовольствия. Получив портфолио вместе с лишенной даже намека на субординацию репликой, Винсан, смерив синьорину Морелл скептическим взглядом, открыл папку с наработками. Он не торопясь перебирал фотографии, бумажные эскизы и коллажи, выражая деловую заинтересованность. Однако в опущенном на предоставленные работы взгляде читалась лишь скука. Оборотень кивнул в знак согласия, когда девушка огласила весь спектр цен на обучение. На стук в дверь он обратил минимум внимания. Мельком взглянув на гостью, он вежливо улыбнулся в ответ и вернулся к изучению эскизов синьорины Морелл. Юная посетительница продемонстрировала чудеса воспитанности и закрыла за собой дверь с обратной стороны. Являясь ректором академии, где учились как люди, так и оборотни, Винсан научился не обращать внимания на особенности в поведении представителей человеческой расы. Мужчина захлопнул папку и, не сказав по понятным причинам даже той стандартной вежливо-фальшивой фразы, которую в редких случаях произносят в адрес студентов, вернул ее владелице.
- Расписание Вы можете получить в секретариате, там же можете узнать наименования дисциплин, которые Вам надлежит досдать, – Винсан говорил ровно, выводя на листе бумаги острым почерком записку. Поставив в конце размашистую подпись, он сложил лист бумаги вдвое и передал его девушке. – Это отдадите секретарю. Она же взамен выдаст Вам справку, разрешающую посещать занятия со вторым курсом кафедры дизайна, – дав определенные инструкции к дальнейшим действиям, Винсан формально пожелал Ханне удачи в новом учебном году, изобразив на губах благодушную улыбку. – Если вопросом ко мне больше нет, то можете быть свободны, синьорина Морелл.

+5

9

Можно было прочесть по его глазам, что искусство ему совершенно не интересно, или же он просто делает вид безразличия. Однако Ханна проявляла уважение к этому человеку, как-никак, а он, возможно более опытней и умней в некоторых сферах деятельности.  Однако у неё из головы не выходит та девушка, которая сейчас стоит прямо за дверью. Ханна её узнала, и притворяться, будто "мы совершенно не знакомы" было бы бессмысленно.
- Благодарю Вас, синьор Винсан де Альмейда.
Она аккуратно взяла записку в руки и положила в первый карман сумки, дабы позже не забыть про неё, захватив с собой своё портфолио. Морел, в некотором смысле, боялась выходить за пределы кабинета и придумывать что-либо. Однако выхода не было (кроме, как окна), и девушка поправив своё платье одев свою шляпу, миловидно улыбнулась ректору.
Уже подходя к двери, Ханна попрощалась с мужчиной, деловито выйдя из комнаты. И вот она, стоит у стены. Ей был дан миг, чтобы разглядеть её получше. А она совсем не изменилась... По её лицо можно было сказать, "что ей плевать на чужое мнение". Однако Ханна знала её, как весёлую бунтарку и неплохую подругу, которая будет говорить правду тебе в лицо. Что ж, за это, девушка и любила её.
Сатнис? Какими судьбами? - она улыбнулась девушке, надеясь, что та узнает свою бывшую соседку.

0

10

Несколько секунд Сатнис молча смотрела на девушку со сдержанной полуулыбкой, силясь вспомнить, где же она могла видеть ее
- Кей? – улыбка Сатнис стала действительно радостной. Неужели эта та самая кучерявая девчонка, с которой они росли по соседству?
Сатнис не сразу ответила на вопрос, который задала ей Кейт: перед глазами поочередно мелькали картины их жизни в одной провинции. Да, Кейт было очень трудно тогда… но как они отрывались вместе! Эти воспоминания невольно заставляли возвращаться в детство, которое  все равно останется в памяти каждого, как бы мы не вспоминали его: плохо или хорошо. В те нечастые моменты, когда они с Кей придумывали очередную авантюру Сатнис была счастлива. И хотя ей казалось, что глубокие эмоции к другому человеку делают тебя слабым – она не могла не испытывать их к Кейт
- Я? – она прикрыла рот рукой еще раз взглянув на Кейт. – Я пришла поступать… А ты?

+1

11

– Я пришла поступать… А ты?
- Ну ты какая-то странная, что же я ещё тут могу делать? - шутливо отозвалась Ханна. Ей было непривычно её старое имя, ведь к Ханне Морел она уже привыкла. Кейт Ларк ассоциируется у ней только с тёмным прошлым, в котором было только пару светлых моментов, например, время с этой замечательной черноволосой девочкой. Смотря на часы, Морел понимала, что уже опаздывает и начинает думать, где бы им встретиться. Но насколько она помнит, они обе последний раз виделись, когда Ханна была "гадким утёнком". Правда, её подруга уже тогда была неземной красавицей.
- Сатнис, ты давай иди, пока ректор здесь, а я тебя здесь подожду. Или может пойдём кофе попьём? - поспешно отозвалась девушка. Морел уже понимала, что уже опоздала на встречу, но ради такой встречи, она решила посидеть и подождать. Мало было сегодня радостей. Мало того, что она наконец-то была принята на кафедру дизайнера сразу же на второй курс, да ещё ко всему прочему такая встреча. Да уж, мой день...
- Пошли сходим в одно кафе. Может знаешь такой "Red Point"? - не дожидаясь ответа, она схватила подругу под руку и приблизившись к машине, посадила её на переднее сидение. Надо было придумать, по мимо имени, так ещё и причину, от куда у неё такая тачка! Ханне уже казалось, что надо было переписать историю её жизни...

Red Point

Отредактировано Ханна Морел (2010-10-24 14:37:48)

+1

12

- К черту ректора, Кей. Я голосую за кофе, - Сатнис порывисто обняла старую знакомую. Это чувство было непривычным для Сатнис, но назвать его неприятным она не могла. Было настолько удивительно: искренне радоваться встрече, забыв о маске, которую она надевала для каждого случая. Для кого-то она была богиней, для кого-то подругой, для кого-то собеседницей, для кого-то слушателем – но это были хорошие качественные роли героинь ее театра тщеславия. Она отстранилась и посмотрела на Кейт. 
– Конечно, знаю, пошли сходим. Я страшно голодна. – И это была чистая правда, к тому же мерзкие голоса студентов уже начинали бесить ее, а они будто с цепи сорвались: что-то орали, вопили и все время нудели. Пока не вышла Кейт, Сатнис уже готовилась поймать одного из них и свернуть ему шею. Особенно ее бесила та девушка, которая мерзопакостным голоском рассказывала домашнее задание худосочному парню. И все только ради того, чтобы он назначил ей встречу. «Дура», - про себя решила Сатнис, глядя как парень во время рассказа косится на пышногрудую блондинку, вероятно, из его же группы. Эта картина уже порядком надоела, поэтому Сатнис так быстро оказалась в роскошной машине Ханы, что сама не успела сообразить, как это произошло: ведь еще минуту назад она была в коридоре перед дверью ректора.

/"Торговые улицы, кафе и дороги. Red Point"/

Отредактировано Сатнис Берт (2010-10-24 14:58:34)

+2

13

Кабинет министра образования
28 октября 2010 года, 8:30.

Улицы города были освещены прохладным светом утреннего солнца. Проезжая вдоль канала, можно было увидеть остатки тумана, блестящего тысячами маленьких звезд на свету. Светящаяся пронзительно-белым цветом машина двигалась в сторону пригорода, в котором была расположена академия искусств. Единственное достойное учебное заведение во всей округе. Робеспьер, высокомерно вскинув подбородок, задумчиво смотрела в окно, отражающее мелькающие мимо здания и растения. На территории академии было, как всегда, людно. Студенты, приехавшие на машинах, толпились на стоянке, обсуждая последние новости и хвастаясь обновками, те же, кто добирался до академии общественным транспортом, проходили мимо, нервозно сжимая в руках свои тетрадки и учебники. Кристофер остановил машину перед входом в административный корпус. Совершая тот же ритуал, что и каждый день, он отворил дверцу и помог Рите выйти, галантно предложив ей свою руку.
- Позвоню, когда буду выходить, – сообщила она, поправляя воротничок пиджака.
Приняв из рук своего водителя конверт, ради которого она, собственно, и проделала весь этот путь, Робеспьер направилась в сторону кабинета ректора. На самом деле, выполнить подобную работу мог и курьер: доставил конверт и оставил все на волю случая. Но в данном случае Риту интересовал результат, поэтому, не желая весь день торчать в своем кабинете и разбираться с мелкой бумажной работой и отвечать на глупые вопросы подчиненных, она отправилась к Винсану с сообщением, которое могло бы лишний раз повысить рейтинг ВУЗа в глазах общественности. Свернув в коридор, ведущий к необходимому ей кабинету, Рита заметила двух мило беседующих девушек, которых ей уже как-то доводилось видеть: кажется, в кафе Мур и в клубе «Третий Рим». Но это было столь несущественно, что не стоило внимания. На губах Робеспьер появилась саркастичная усмешка, когда одна из девушек послала Альмейду к черту. Не останавливаясь, женщина прошла мимо них и открыла дверь кабинета, не затрудняя себя таким пустяком, как вежливый, извещающий о посетителе стук.
- Утро доброе, – звонким голосом и все с той же саркастично-довольной улыбкой, которая появилась еще в коридоре, поприветствовала мужчину, закрывая за собой дверь и стремительной походкой направляясь к одному из стульев напротив рабочего стола. – У меня совершенно очаровательные новости для тебя и твоей цитадели зла, – положив конверт перед Винсаном, Робеспьер села боком на стул, положив локоток на край столешницы и закинув ногу на ногу.

+5

14

Утро превратилось в полосу встреч. При этом половина из них были, к великому огорчению Винсана, незапланированными. Оборотень щелкнул ручкой и отложил ее в сторону, все это время внимательно наблюдая за синьориной Морел, которая, казалось, медлила с уходом по причине появления некой особы за дверью. Стоило двери закрыться, как о существовании этих двух представительниц рода людского Винсан забыл. Он откинулся на спинку кресла, склонил голову набок и кинул беглый взгляд на часы. О следующем визитере ректор был проинформирован заранее. Эта женщина не заставила себя ждать, ворвавшись в кабинет с присущей ей бесцеремонностью. Появление министра образования Винсан встретил с вежливой улыбкой. Но отнюдь не приветливой.
- Я уже догадался, что, раз ко мне едете лично Вы, сеньора Робеспьер, то, – оборотень сделал паузу и усмехнулся, принимая конверт и извлекая из него официальную бумагу, - новости окажутся стоящими внимания, – с легким сарказмом подметил Винсан, опуская взгляд на уведомление.
Ректор не вскрикивал и не прыгал от радости – он внимательным взглядом просмотрел написанное, затем вынул из конверта брошюру и, просмотрев все, что заинтересовало его, отложил бумаги в сторону, однако, не разделив своим видом веселья женщины. Но это не значило, что идея ему не понравилась.
- Согласен, моей «цитадели зла» стоит принять в этом участие, - ответил оборотень, чуть насмешливо искривив губы, точно такое описание академии говорило ему несколько больше, чем просто шутливое обращение Робеспьер.

+7

15

Робеспьер, тихо покачивая ногой в такт своим шаловливо блуждающим мыслям, задумчиво смотрела на консоль в кабинете ректора академии искусств, терпеливо дожидаясь, когда его владелец ознакомится с привезенными бумагами. Пальцы с длинными ухоженными ногтями лениво отстукивали мерную дробь по столешнице, а привычно-высокомерный взгляд изучал очертания диких кошек – очевидно, гуляющих пантер. Кажущийся изначально вполне сдержанным, при детальном осмотре этот кабинет принимал чуть ли не очертания помпезности – множество различных элементов, которые, как ремарки на полях, говорят о содержании пространства и проявляют свой собственный, индивидуальный стиль. И говорят о состоятельности владельца. Кабинет ректора лучше всего учебного здания заявлял о том, что вы действительно находитесь в академии культуры и искусств, которая готовит прекрасных художников, музыкантов и танцоров. Услышав ответ Винсана, Рита, без труда вернувшаяся к реальности, усмехнулась и, наклонив голову, чуть повернула ее в сторону ректора, отвечая ему сдержанно-смеющимся взглядом.
- Я знала, что ты не сможешь устоять, – чуть растягивая гласные в наигранной манерности, подметила женщина, с этими словами медленно поднимаясь со своего места. Лениво развернувшись лицом к де Альмейде и сложив руки в лицемерно-молитвенном жесте перед собой, она обратилась к мужчине. – Что и как будете ставить – решать вам, но победа должна достаться Сагредо, – не терпящим возражения тоном заявила Робеспьер, чье лицо на какое-то короткое мгновение лишилось привычных надсмехающихся над всем сущим выражений. – Советую не затягивать, – она указала взглядом на бумаги на столе Винсана и, легким и практически незаметным движением надев очки, распрощалась в высокомерно-вежливой манере с ректором и покинула его кабинет, не забыв, к слову, игриво подмигнуть ему поверх затемненных стекол очков прежде, чем закрыть за собой дверь.

Кабинет министра образования

+6

16

Кухня
28 октября 2010 года, четверг, около 9 утра.

Дорога лениво петляла среди высоких деревьев, еще не скинувших свою листву и в редких случаях сменивших даже насыщенно-зеленый цвет на играющий осенний. Место для академии искусств было выбрано уникальное: находясь в пригороде Сагредо, ей удалось окружить себя красотой природы, начиная от многовековых деревьев, сквозь листву которых настырно пробивалось утреннее солнце, и заканчивая живописной скалой, стремительно устремляющейся вниз к холодным водам спокойной реки Адидже. Выйдя из машины, Рината обвела взглядом территорию академии, как будто бы женщина оказалась здесь в первый раз и хотела запомнить особые, редкие очертания старинного величественного здания. Во дворе было людно. По всему периметру двора было расположено множество, занятых в это время учениками, резных скамеечек, которые не повторяли одна другую, а являли собой образец уникальности. В центре небольшой площади, там, где находился незначительных размеров фонтан, выключенный в это время года и накрытый стеклянным куполом для сохранения целостности старинной скульптуры, украшающей его, собралась особенно большая компания. Судя по доносящимся оттуда бессвязным фразам и веселым песням, там собирались отмечать чье-то день рождение. Рината благодушно улыбнулась и, взглянув на Марго, направилась в сторону административного корпуса, периодически вежливо здороваясь со студентами.
Административный корпус, наверное, является самой страшной и в то же время печальной частью академии: атмосфера здесь, как правило, угнетающая, пугающая и завораживающая. В коридоре можно встретить родителей с провинившимися детьми, кандидатов на исключение, испуганных кандидатов на зачисление – это своего рода чистилище, где определяется дальнейший путь: либо вверх, либо вниз. Не многим удается чувствовать себя здесь в своей тарелке. Вальянт шла чуть впереди Марго, периодически обращаясь к сестре и предупреждая ее о предстоящем том или ином повороте, словно бы вела ее по лабиринту и опасалась того, что девушка где-то потеряется. Кабинет ректора находился в конце коридора второго этажа и попасть к нему можно было только миновав стол секретаря, фиксирующего всех посетителей. Рината расписалась в журнале и, поблагодарив секретаря, обернулась к Марго.
- Почему-то так волнуюсь, как будто бы сама пришла зачисляться, – Вальянт легко поделилась своими мыслями с сестрой и, ободряюще улыбнувшись Марго, толкнула дверь, ведущую в кабинет. – Бон джорно, – вежливо поприветствовала ректора Рината, с очаровательной, но весьма сдержанной улыбкой входя в кабинет первой. – Моя сестра Марго Вальянт, – представила свою спутницу, характерным жестом руки указав на юную художницу и, тем самым, акцентируя внимание на ее персоне – не на своей.

+5

17

28 октября 2010 года, 9:00
Кухня

Повертев ручку приемника, Марго нашла местную радиостанцию, специально установила громкость до максимально приемлемого крика и сосредоточилась на дороге – требовалось некоторое время, чтобы перенастроиться с принятого в Лондоне левостороннего движения на итальянское, правостороннее. В эфире звучали ритмичные мелодии, прерываемые голосом ведущего утреннего шоу, как бы третьего пассажира, своей бодрой болтовней пресекавшего  возможность общения сестер, выходящего за рамки обсуждения маршрута, чему молодая женщина была, признаться, рада.
Вот уже два дня, с тех самых пор, как самолет авиакомпании Бритиш Эйрвейс поднялся в небо над Хитроу, Марго больше не позволяла себе обдумывать происходящее, свои поступки, двигаясь, действуя, четко и машинально, будто в голове стоял надежный размыкатель, срабатывающий каждый раз, когда она начинала задумываться о целесообразии своего возвращения на Родину. Перевод из британской академии давался нелегко. Кроме престижа заведения не последнее место занимал и вопрос дальнейшего трудоустройства. Так, Марго и несколько ее сокурсников уже получили не одно заманчивое предложение, сулившее более чем блестящий старт карьеры. В Сагредо, конечно, тоже найдется работа, и все же… сожаление было чересчур велико. Вальянт искоса взглянула Ринату.
Щелк.
Размыкатель сработал, и часть мозга на время погрузилась в темноту.
Щелк.
Мысли снова ясные, а сомнений уже и след простыл.
Она припарковала машину на служебной стоянке в нескольких шагах от главного входа. Все еще зелено, чисто и спокойно. Главный двор пустует, студентов здесь учится не так уж много и сейчас все они, должно быть, на лекциях. Следуя за сестрой по длинным широким коридорам, Марго с любопытством оглядывалась по сторонам, сравнивая, оценивая. Здесь лучше, чем на картинах, что рисовало предубежденное воображение, разочарование немного отступило, но до пылкого энтузиазма еще очень далеко.
Художница, как ей самой казалось, была напрочь лишена даже крохотных зачатков эготизма, и все же в своем зачислении она, в отличие от Ринаты не сомневалась. Напротив, младшая Вальянт была бы даже рада получить отказ – в этом случае есть вероятность, что на семейном совете будет принято решение о переезде в Лондон. Вместе с Ринатой.
Перед большой дубовой дверью она закрыла глаза, прощаясь с сладостной мечтой, непозволительной роскошью для одной женщины и непростительным наказанием – для другой, и уверенно прошла в кабинет. 
Если б в комнате кроме Альмейды находились еще люди, Марго все равно безошибочно определила бы, кто из них является ректором. На жестком лице мужчины была уверенность, властность человека, привыкшего принимать решения и нести за них ответственность – это читалось так же ясно, безошибочно, как и оконченная на тройки средняя школа и страсть к бутылке – на лице какого-нибудь грузчика с двадцатилетним стажем.
Опомнившись, что смотрит слишком долго, Марго поспешила кивнуть в знак приветствия.
- Здравствуйте, - она поджала губы, но, не сдержавшись, без тени улыбки или кокетства, на мгновение позабыв о цели своего визита, озвучила наблюдения, - у вас очень необычные черты лица. Любой художник получил бы массу удовольствия, работая с таким материалом.

+7

18

Не счел нужным отвечать. Уход Робеспьер был удостоен одним единственным взглядом, который Винсан кинул на закрывшуюся за женщиной дверь. В ее характере присутствовали черты, за которые начинаешь ненавидеть людской род еще больше. Попросив секретаря не пускать к нему посетителей в ближайшие полтора часа, оборотень достал из стола убранный ранее дневник в старинном темном кожаном переплете. В ящике осталась лежать еще одна книжица, похожая на ту, что сейчас рассматривал Альмейда. Вальянт и Мур – дневники основателей, на страницах которых было достаточно информации, чтобы изучить существующую систему, по которой действовали охотники Сагредо. Было достаточно забавно узнать, что у каждого основателя была своя роль в городе. Страницы дневников Вальянта говорили об одном, в то время как дневник Мура излагал совершенно другую информацию. Интересно было бы взглянуть на дневник Тассо, но этот лис держит при себе данную карту.
Винсан не делал пометок, не выписывал заинтересовавшую его информацию – ему было достаточно прочитать. Неожиданно пискнул телефон, замигав красной лампочкой. Мужчина вздохнул и нажал на кнопку. Послышался приятный голос секретарши, сообщившей о появлении Ринаты Вальянт и ее сестры. Взглянув еще раз на дневник, оборотень выразил свое согласие принять посетителей и, закрыв немного потрепанный дневник, отложил его в сторону. Но не убрал. Девушки, вошедшие в кабинет, были похожи – ошибиться и предположить, что они не родственницы, было бы невозможно. Винсан учтиво улыбнулся.
- Бон джорно, – оборотень поднялся со своего места, устремляя внимательный взгляд на сестру Ринаты. Слова юной Вальянт ему польстили. – Благодарю, сеньорита Вальянт, лестно, – он вежливо кивнул в знак благодарности. – Присаживайтесь, – указав на кресла возле стола, Винсан опустился на свое после того, как девушки последовали его приглашению. Он сцепил пальцы замком, проницательным взглядом смотря на сестер и как будто бы улыбаясь приподнятым уголком губ. – Если я не ошибаюсь, то нам сейчас надлежит решить вопрос о Вашем переводе. Поскольку нужды ликвидировать академическую задолженность не возникло – учебный план Лондонского Университета Искусств не многим отличается от нашего – от Вас мне требуется только документ об образовании и академическая справка, – Винсан склонил голову набок и взглянул на Маргариту, дожидаясь появления выше обозначенных документов.

+7

19

Присаживаясь, она бросила косой взгляд на сестру, и заботливую бонну и взволнованную провожатую в одном лице, кашлянула, сдерживая улыбку, но тут же переключила внимание на заговорившего Альмейду.
- Конечно, - Марго извлекла из позвякивающей добром сумки папку, из папки – документы и протянула их ректору.
Вопрос казался практически решенным, и художница позволила себе отвлечься на почти откровенное разглядывание обстановки. Предпочитая встречать по одежке, она была уверена, что хороший вкус идет рука об руку с ясной головой, поэтому, пока мужчина был занят формальностями, сама Вальянт занялась составлением мысленной характеристики руководства академии, в которой предстояло провести много увлекательных часов.

+5

20

Винсан принял из рук девушки документы. Он просмотрел бумаги, не задавая лишних вопросов, в которых не было никакой нужды. Главный вопрос был уже решен, и синьорина Вальянт была принята.
- Прекрасно, – отметил оборотень, откладывая бумаги в сторону. Он нажал на кнопку вызова секретаря на телефоне, но сигнала не последовало. Винсан выждал несколько секунд, повторил нажатие и после того, как черты его лица обострились от недовольства, мужчина поднялся со своего места и двинулся к двери. – Прошу извинить меня, синьорины.
Ректор открыл дверь и выглянул в коридор. Секретарша сразу же попалась на глаза. Винсан не обратил внимания на ее перепуганный вид, вскоре сменившийся пониманием, что техника вновь подвела. Он дал девушке конкретные поручения относительно зачисления Маргариты Вальянт и вернулся обратно за стол, кривя губы в улыбке.
- Секретарь сегодня же подготовит приказ о Вашем зачислении. Расписание и студенческий билет Вам выдаст куратор в первый перерыв. На этом все, – оборотень подался вперед, сцепив пальцы рук и улыбнувшись в меру своих возможностей доброжелательно. – Надеюсь, Вам у нас понравится, синьорина Вальянт, – напоследок произнес ректор, не выдав голосом своего безразличия относительно данного момента.

+6

21

Альмейда педантично просматривал бумаги. В томительном молчании прошло несколько минут. Марго скучала, тихонько постукивая пальцем по лакированной поверхности сумочки. Все ценные детали царящей здесь атмосферы строгости были отмечены, надежно уложены в закоулок мозга и потеряли для нее всякий интерес. Склонив голову на бок и чуть поддавшись вперед, неслышно шевеля губами, она принялась развлекать себя чтением какого-то приказа, лежащего на столе. Было нелегко разобрать острый, слегка небрежный почерк под углом ста восьмидесяти градусов, Вальянт так увлеклась, что уловила суть действий ректора, лишь когда тот нарушил тишину. Вздрогнув, она откинулась в кресле, виновато улыбнулась, не разобрав реплики Альмейды  и на всякий случай кивнула. Проводив мужчину взглядом до дверей, Марго вновь поддалась вперед и протянула руку за бумагой, не обращая внимание на предупреждающее покашливание сестры. Теперь ей во что бы то ни стало хотелось узнать содержимое документа.
Локтем Вальянт задела лежащий рядом нотатник. Целое длинное мгновение он балансировал на краю стола и затем сорвался вниз, раскрывшись в воздухе как парашют. Художнице удалось подхватить обтянутую кожей маленькую книжицу у самого пола, почти не наделав шума. Она поспешно обернулась, опасаясь, как бы этого не увидел ректор, потом опустила глаза вниз. Несколько страниц на развороте примялись. Марго отняла руку от листков, желая их разгладит и окаменела. Этот почерк она разобрала сразу, он навсегда врезался в память, потому что ассоциировался с детством и крепкими надежными объятиями, с отцом.

03/10/1994
Сегодня я впервые увидел, как моя девочка танцует. Как моя плоть и кровь движется под музыку, вкладывая в свои движения смысл, говоря о том, что у нее на душе, произнося телом то, чего никогда не говорила вслух – ни мне, ни Летерии. Я расстался с мечтой о наследнике – я видел перед собой наследницу, которая, дай Бог, никогда не узнает правду обо мне и не столкнется с этим жестоким и кровавым миром, обратной дороги из которого нет. Ни она, ни моя красавица Марго. Моя тропа потеряна среди сотен других – я погряз, но погряз один.


Пока Вальянт читала дрожащие строки, а ее лицо покидали все краски жизни, мир медленно переворачивался. Не было рядом сестры, не было ректорского кабинета – лишь она и завеса тайны, которую слепой случай помог приподнять.
Шаги. Она не сразу сообразила, что это возвращается Винсан, но все же успела незаметно сунуть дневник в сумку. Мужчина вплыл за стол, улыбался и говорил, но выглядел неестественным, как фотография фотографии фотографии, он был выходцем из этого мира, в то время как Маргарита, поглощенная своим открытием уже падала в далекий 94-ый год, как Алиса в кроличью нору.
Промямлив «спасибо» и «до свидания» она встала, неповоротливо, как пьяная уткнулась в собственное кресло и почти бегом покинула кабинет, не дожидаясь сестру.

Когда тайное становится явным => Спальня Марго

+8

22

Молчание. Ненавязчиво-любопытные взгляды. Деликатно сложенные на уже округлившемся животике руки. Обострившийся слух. И лицо, мягкие черты которого выражали вежливую заинтересованность происходящим. Она не вмешивалась, став немой свидетельницей диалога. Вопросы решались быстро – это радовало. Ректор был в хорошем расположении духа – это приободряло. Марго выглядела куда спокойней, чем Рината, - это вызывало чувство гордости за младшую сестру. Вопрос – ответ, просьба – ее исполнение, взгляд – решение, извинение… Винсан, извинившись, поднялся со своего места, когда не сработала кнопка вызова секретаря. Вальянт улыбнулась ему вежливо, словно бы говоря, что не стоит извиняться, хотя того требовал этикет.
Этикет… кодекс хороших манер: поступай так – не делай этого, взгляд такой – жест сякой, интонация эта – слово вон то. И везде свои писанные и неписаные правила, которым вольно и невольно следуешь. Везде свои нормы – свои рамки… рамки, которые негодны для людей творческих. Таких, как, допустим, Марго. Рината заметила, как сестра, стоило ректору скрыться за дверью на какое-то время, подалась вперед и ее рука ловким движением подняла со стола какую-то бумагу. Но, вот оказия, небольшой не то дневник, не то ежедневник, нечаянно задетый девичьей рукой, как будто бы в замедленной съёмке скользнул к краю стола и, балансируя какое-то жалкое мгновение, сорвался вниз. Но коснуться пола ему было не суждено: реакция юной Вальянт не подвела и она поймала эту небольшую книжицу у самого пола. Рината облегченно выдохнула и кинула взгляд на дверь, не заметив, как изменилось лицо сестры, увидевшей случайно открывшуюся ее взору запись. Была ли то судьба? Злой рок? Провидение? Но секреты, так тщательно скрываемые поколениями, неожиданно стали вылезать на поверхность – это отразилось в глазах Марго, но Рината не смогла верно истолковать увиденное, не подозревая, что за вещь попала к ним в руки. Она хотела было остановить сестру, незаметно убравшую дневник в свою сумочку, но в этот момент вернулся Винсан и Рината промолчала.
- Спасибо, синьор Альмейда, – вслед за сестрой, голос которой звучал неестественно подавлено, произнесла Рината с улыбкой, словно бы стремясь исправить возникшее смятение Марго. Она не могла понять, что происходит, а поспешный уход юной Вальянт окончательно поставил преподавательницу танцев в тупик – одинокий и пугающе-темный. Рината потеряла контроль над собственными эмоциями, которые укрощала последние месяца, глаза приобрели подозрительный желтоватый оттенок, а внутри, подобно змее, поднялось раздражение. – Это она от радости спешит к знаниям, – с непонятной полуулыбкой прокомментировала уход сестры Рината. – Всего хорошего, синьор ректор, – развернувшись, Вальянт покинула кабинет той стремительной походкой, в которой не было привычной забавной неуклюжести беременной женщины.

Клинический центр.

+8


Вы здесь » Город Грехов » Здание академии » Кабинет ректора


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC